Category: литература

Книги Почтой России

В 2017 году мной издано 7 книг. Два альманаха, книга автора начала 19 века, 4 книги современной поэзии и прозы!! Общее количество экземпляров - 570. Многие книги ушли быстро, некоторые еще остались в наличии. Их можно заказать, я вышлю их вам почтой России!! Итак, в 2017 году вышли:
1. Альманах Графит №12 - нет в продаже;
2. А.К.Маздорф "Голос тоскующего сердца" - 8 экз. (200 руб.)
3. Михаил Лёзин "Внутри шума" - 1 экз. (200 руб)
4. Андрей Князев "Стихи, рассказы, очерки" - 2 экз. (200 руб)
5. Слава Трошин "Утро неба" - 1 экз. (150 руб)
6. Альманах Графит №13 - 3 экз. (180 руб.)
7. Дмитрий Перегудов "Universum" - 7 экз. (200 руб)
Заказывайте, друзья, это реально последние экземпляры!! в следующем будут изданы новые книги!!

Писать и заказывать книги  -  на почту: sumin_sergei@list.ru




http://graffitt.ru/blog/knigi_pochtoj_rossii/2018-02-02-252 Книги Почтой России - 2 Февраля 2018 - Блог - ГРАФИТ

"Стихи как стихи" Айвенго!!

Друзья, в Тольятти много хороших поэтов, однако известных по всей России не так уж … Один из них – Айвенго, он же Прометей Стеценко, он же Степан Разум и др. Итак, в марте, примерно 20 числа, выйдет избранное из его поэтических текстов. Книга имеет оригинальное оформление с подобранными поэтом иллюстрациями, 152 стр. , примерно 30 циклов стихов… стоит ли говорить, что это первая книга поэта?   До этого Айвенго выпустил около 20 книг самиздата..

Поскольку из 100 экз. книги мног экз. попадет в библиотеки Поволжья, будет подарено, то реальное количество книг, которые можно будет приобрести – около 40 экз. Спешите, книгу Айвенго уже можно заказать!! Ее цена – 200 руб. плюс почтовые расходы, если Вы живете не в Тольятти!!

Заказы на книгу уже принимаются!! Презентация книги пройдет в апреле в Тольятти!!

Первый фестиваль поэзии Поволжья!

Программа фестиваля

5 октября

Библиотека № 13 Комсомольского района,

ул.Л.Чайкиной,71а

12 00 Открытие фестиваля. Авторские читки поэзии и прозы: С.Трунев (Саратов), И. Гаак (Димитровград), С.Щелоков (Тольятти)

13 00 Лекция Г.Квантришвили (Самара) «Пять поэтов Ставрополя-Волжского»

14 00 Презентации литературных журналов Поволжья: «Волга» (Саратов), «Белый человек» (Самара), «Гипертекст», «Персонаж» (Уфа), «Графит» (Тольятти)

16 00 Показ роликов видеоарта с комментариями К.Абрамичевой (Уфа)
17 00 Презентации книг А.Александрова (Саратов), Д. Воробьева (Чебоксары), Д.Чернышев представляет альманах «Сорокопут» (Петербург)

18 00 Открытие выставки графики М.Тарадовой (Тольятти)
18 30 Поэтические голоса России: В.Лисин (Н.Новгород), Ладо Мирания (Тольятти), А.Князев (Тольятти), А.Коровкин (Димитровград), А.Пермяков (Москва), Айвенго (Тольятти)
20 00 Концерт музыкальных групп.



6 октября

Библиотека Автограда Литературная Гостиная,

ул. Юбилейная,8


12 00   Поэтические читки: К.Латыфич (Самара), : Э.Учаров (Казань), В.Чердаков (Сызрань), Е.Кочева (Тольятти), Елена Карева (Тольятти), О.Левина (Уфа)
13 00   Показ коллекции видеоарта. Презентация конкурса видеоарта.

13 30   Презентации журналов Поволжья: «Черные дыры букв» (Самара), «Василиск» (Саратов), «Казанский альманах» (Казань)
14 30   Круглый стол на тему: «Судьбы поэзии в эпоху Медиа»
16 00   Авторские читки поэзии и прозы. Читают поэты Поволжья.
17 30 Закрытие фестиваля.

 

(+79272135358) Сергей Сумин, организатор фестиваля

Сергей Сумин

Литературный альманах "Графит" №4 скоро!

Примерно 20 марта выйдет четвертый "Графит"... Ждем!

Итак, продолжением темы провинциальных журналов может стать рассказ о литературном альманахе из Тольятти «Графит». Альманах еще молод, ему нет и двух лет, первый выпуск появился в сентябре 2011 года. Членами редколлегии являются тольяттинские поэты и прозаики, которые взяли на себя миссию финансирования и издания альманаха. Понятно, что сегодня это явление повсеместное – издавать книги на свои средства, однако альманах имеет более широкие и благородные цели – развитие и распространение волжской литературы. Редколлегия альманаха заявляет, что 70 % материалов каждого номера будут отданы авторам Поволжья и пока свое заявление сдерживают. География номера такова: Самара, Саратов, Чебоксары, Димитровград, Ярославль, Нижний Новгород, Москва, Харьков, Регенсбург.

Продолжение материала: http://poetree.ru/blog/literaturnyj_almanakh_quot_grafit_quot_4/2013-02-12-3583?lEmD9V

Дневник Робинзона Крузо.

Меня всегда смущала версия одиночного заточения на острове, рассказанная Дефо! Начнем с того, что прототип Робинзона - шотландский матрос Александр Селькирк робыл на острове 4. 5 года. Второе - для Дефо не было проблемой найти этого человека и расспросить его о подробностях, но он этого не сделал.... Оставил себе право на фантазию! А раз так, то и всем остальным интерпретаторам это позволено.. Вообще-то, литературоведы насчитывают более 40 немецких розинзонад, с десяток французских, есть швейцарские версии и самое интересное - русские... Так что правду пытались донести до нас десятки авторов. Тем не менее, я знаю только одну вменяемую в идейном и художественном отношении историю Робинзона после Дефо - это известный постмодернистский роман Мишеля Турнье "Пятница"... Наверное, именно она мне ближе всего. Надеюсь, тем не менее, что некие новые оттенки истории Робинзона(Селькирка) я привнес. Прошу!

Дневник Робинзона Крузо

Полгода на острове. Все, что я могу - только ждать.

Жизнь – это заключение, растянутое в вечности.

Я должен жить, ибо там, на моей родине, меня считают погибшим. Небытию может быть противопоставлено только бытие, поэтому я выживу и еще раз скажу «Да!»

Если жизнь и имеет какой-то порядок, то ясно ведь, что почти целиком он соткан из хаоса.

Тишина здесь – единственная подруга, да и ту мне не о чем попросить!

Мой остров похож на зеленую крепость.

Внезапная и яркая радость сегодня по утру… Только не нужно думать, что я счастлив здесь.

Мелодия острова - это мелодия океана.

Я заметил – животные полнее и проще нас, но духовное счастье им недоступно.

Звук моих шагов в лесу будит невидимое эхо.

Кто узнает, что есть его судьба, если она сама не выйдет к нему навстречу?

Небо – это вода, стекающая вверх.

Из моряка я превратился в крестьянина – неужто вода во мне пересохла и стала комьями земли?

Я счастлив, чтобы я не думал вечерами о своем положении.

Терпение и труд – только эти методы борьбы со временем я знал, и время утратило надо мной власть.

Я молчу, я говорю, но паузы провисают, как лианы после дождя, провисают – и падают водой нового знания.

Раньше я думал, что нуждаюсь во многом. Но разве остров не дает мне все самое необходимое?

Я хотел бы быть один…. Если бы только не это проклятое одиночество!

В моем вынужденном раю времени нет.

Только здесь, в тропиках, я понял разницу между работой и трудом, удовольствием и радостью.

Хочу ли я видеть людей? Вопрос более чем риторический. А они хотели бы увидеть меня?

Чем больше воды, тем меньше суши.

Я люблю книги, я бы читал их, но они сами оставили меня.

Пещера уединенного созерцания (у меня есть такая) – я иногда сижу в ней, сложив ноги под собой, как какой-нибудь индус в центре Дели.

Я нахожусь в самой середине мира.

Лес, ручей, хижина, простая пища – нужно ли человеку что-то еще?

На прошлой неделе рядом с островом проплыло 9 кораблей. Но я не стал обозначать свое присутствие. Почему? Человечество и его отвратительное изобретение – холодное и расчетливое государство больше не интересуют меня! Я не вернусь к людям!

Я не потерял ни минуты жизни, ведь счета им я не веду.

Я иногда пою, но этот странный рык из моего горла больше не напоминает ни о чем человеческом.

Старость – это то, что случается только с другими, я же не знаю, что такое возраст.

Тишина здесь – качественная, полная, насыщенная как губка. Для чего в Европе изобрели музыку?

Я понял дерево – оно обнимает мир всеми своими ветвями и листочками, обнимает с любовью воздух, вселенную.

Мой остров, без сомнения, живое существо: пещеры – глаза, кустарник – ресницы, сикоморы – волосы, только на что смотрит это существо?

Деревья буквально источают свет, они целиком состоят из капелек света.

Я уже почти забыл свое имя, его некому здесь произносить, и я теперь мог бы откликнуться на любое, лишь бы кто позвал.

Остров принял меня как сына и отчего же мне не почитать его как отца?

Океанская вода и солнечный свет – одно и тоже.

Сегодня я думал о том, какова единица измерения несвободы. И пришел к выводу, что это – современный городской житель.

Ночью космос надо мной сочится изо всех щелей-звезд.

Я бы хотел родиться здесь, на острове, а смерти, как я успел заметить за прошедшее время, тут не существует.

Мои мысли, дрожание ветвей – я больше не различаю, где пролегает граница между одним и другим.

Легкие облака, легкие дерева, легкие мысли – интересно, почему я все еще не летаю над этим заливом?

Я превратился в то, на что смотрю.

Жизнь моя похожа на бегущего по белому песку краба – и бежит этот краб к бесконечности, к океану…

Август 2012 года
Сергей Сумин

"Слова и мед"

Еще раз пишу о том, что моя первая в жизни книга появилась, 160 страниц, стихи, верлибры, записные книжки.
Предисловие Галины Ермошиной.
Цена 140 рублей.
Я могу выслать ее вам по почте!


Вот фрагмент записн. книжек:

*****
Что значат твои представления о том, чего ты добился, по сравнению с подлинным исполнением задачи, по сравнению с истиной?
Ты думаешь, что безусловно достиг чего-то, а оказываешься никем, или, наоборот, ты думаешь, что проиграл, но в каком-то безусловном высшем смысле ты выиграл.

*****
Стихи - загадка и для самого автора. Что здесь написано, какой смысл? – вопрошает он себя и, желая узнать, читает стихи другим.

*****
Поэзия есть непрекращающийся ни на минуту поиск новых смыслов и горизонтов, обретение основ, отвержение лжи и бескрылости.
Это хвала неведомому Создателю, гимн жизни, настолько обширной, что это позволяет ей допускать все возможные варианты существования.


*****
Зачем вообще ставят на книге свои инициалы? Это же смешно. Авторство всех текстов едино, и можно просто сказать: «Книга пишется». Но разве мной, разве тобой?
Фамилии, имена, отчества тают в легкой дымке предстоящего, остается только созданное.

*****
Поэт сторонится общественной роли, установленных стандартов, забот, связанных с обладанием деньгами, властью и т.д. Его путешествие происходит внутри, и оно - путешествие духа («Внутренние дали» Мишо). Он не желает следовать схемам и клише этого мира, он сам прокладывает пути, как японский художник Хокусай, 30 раз менявший творческую манеру.

*****
Жизнь в безмолвии. Недавно заметил, что произношу очень мало слов. Читаю, слушаю, думаю, созерцаю, припоминаю, пишу, хожу, чувствую, но… молчу.
Я счастлив, что могу не произносить множество слов. Я бы хотел говорить и создавать только самое важное и красивое.

*****
Количество изданных книг ни о чем не говорит. Например, Вальзер, совсем не стремился публиковаться. Вовсе не хотел прославиться. Он только творил, создавал миры один удивительнее другого, живя в условиях, далеких от идеальных. В его жизни были лишь 35 лет бескомпромиссного творчества.
Но что может быть интереснее творчества? Ничего! Оглянувшись в конце, он увидел несколько опубликованных книг, сотни страниц рукописей, и решил: все хорошо, можно уходить. Чище, яснее, благороднее, свободнее жизни я не знаю…

*****
Женщины проходят сквозь мою жизнь, как через открытые двери комнаты, и, не задерживаясь надолго, идут дальше, дальше… Запомнят ли эту комнату?

*****
Частое обвинение поэту – он не работает. Но поэт работает, причем 24 часа в сутки – ведь его сердце не перестает биться, чувствовать, восхищаться, благословлять. Сердце поэта не останавливается, а его работа – видеть и запечатлевать.

*****
Главное – это не бесстрашие автора в жизни (у некоторых этого не было), но некое бесстрашие в слове (ибо страх – не та эмоция, которая может творить), победа над страхом. Бесстрашие в слове – это также полная откровенность, самораскрытие перед читателем, растворение в созданном тексте. И в этом беззащитность автора. Но в этом и бесстрашие.


*****
Литература для меня – единственная форма служения (кому?), возможность быть полезным (вселенной? людям?), отдавать и испытывать радость…
Все остальные формы служения меня не вдохновляют: ни работа, ни семья, ни политическая партия, ни религиозная община.


*****
Повторы выявляют некий узор судьбы, линию жизни, в которой можно увидеть тайный Замысел о тебе. Стихотворение – тоже повтор, совпадение фраз, окончаний, выявляющее вибрирующий звук-смысл. Человек и Слово взаимно отражаются друг в друге, и эти два стоящих рядом зеркала определяют таким образом свою взаимную бесконечность.


*****
Результаты творческого пути любого художника могут быть ничтожны, малы, никому не интересны, однако сама его творческая жизнь, полная сурового труда, чистого вдохновения и благородного служения, – не может быть ничтожна.
Я бы хотел не писать о музыке, а создавать музыку. Не ждать наград, а самому отзываться на жизнь произведениями. Не искать успеха, а писать, писать.

*****
Не пожарник, не каскадер, не военный - самая опасная профессия. Больше всех рискует поэт, ибо он ставит свою жизнь в зависимость от слов, которые непредсказуемы.

*****
Литература – не религия, не наука, не система взглядов, а свободная игра, легкий полет, неровное дыхание.
Она похожа скорее на танец или детскую забаву, на долгую ходьбу по лесной петляющей тропинке, выводящей к неизведанным просторам.
Ритм стихотворения – это ритм сердцебиения с его болью, тоской, мягкой иронией, надеждой…

*****
Длить присутствие творческого духа можно всю жизнь, ведь главное – сохранить в себе доверчивый и ясный взгляд в бесконечную открытость пространства.

Иван Волосюк.

В новом "Знамени" поэт из Донецка:

* * *

Уже не пахнет керосином
В домах и не несут огня,
Но с фотографии старинной
Мой прадед смотрит на меня.
Уже не строят деревянных
Домов, но я ещё храню
Десяток тех игрушек странных,
Которых с детства не люблю.
И я пытался научиться
Беспамятству, но ночь темна,
И прошлое в окно стучится
И не уходит от окна.

* * *

Мне двадцать восемь, у меня в запасе
Ещё лет сорок и никак не меньше.
А ты мне говоришь, что путь опасен
И я напрасно не целую женщин.
А я смотрю в их каменные лица

И среди мёртвых слов ищу живое.
Мои элементарные частицы
Всего лишь буквы — и ничто другое.
И те слова, что тяжелы, как камень,
Та рифма, что никак мне не даётся,
И кажется, что взял её руками,
Но ничего в руках не остаётся.

* * *

Тяжело мне. На пахнущей гнилью
Чёрной тропке в саду — тяжело.
Разве сила моя — не бессилье?
Я, увидевший птиц эскадрильи,
Сам ещё становлюсь на крыло.
Высота в облаченьи пасхальном,
Вечер тих, и закат — не закат.
Почему так легко и печально,
Словно сны по дороге хрустальной,
Ручейки и бегут, и звенят.
И теперь возвращаются краски
К изначальной палитре простой.
Мир тепло сохраняет с опаской,
Так подсолнух без всякой подсказки
Сам за солнцем следит головой.