Сумин Сергей Александрович, (su_mind) wrote,
Сумин Сергей Александрович,
su_mind

О Терце замолвили слово...

Остроумная статья из последнего НЛО:


Еще только-только появились статьи Ролана Барта “Смерть Автора” (1968) и Лесли Фидлера “Пересекайте границы, засыпайте рвы” (1969), еще и слова такого, “постмодернизм”, в русском языке не было, а насельник Дубровлага из сгустевшего (барачного?) воздуха уловил новейшую общемировую тенденцию и поспешил пристегнуть к ней не кого-нибудь, а Пушкина. Пушкина-писателя и Пушкина, взятого как объект исследования. При этом представляется, что, разделяя человека и поэта, Терц хотя и не вычеркивал Автора с его лицом, фигурой, темпераментом и характерными чертами, но смотрел в ту же сторону, что и Барт. Терц не засыпал рвы между элитарной и массовой литературой, как призывал Фидлер, но соединял игровую прозу и литературоведение, критику и тюремную маляву[3] (что лучше соответствовало специфике момента).

Стоит припомнить, что российскому (тогда советскому) массовому сознанию постмодернизм явился в году 1990-м с экрана телевизора, когда невозмутимый и великолепный Сергей Курехин, продемонстрировав чертежи и таблицы, доказал, что Владимир Ильич Ленин был грибом. За двадцать лет до этого Терц написал о Пушкине-вурдалаке:

В столь повышенной восприимчивости таилось что-то вампирическое. Потому-то пушкинский образ так лоснится вечной молодостью, свежей кровью, крепким румянцем, потому-то с неслыханной силой явлено в нем настоящее время: вся полнота бытия вместилась в момент переливания крови встречных жертв <...> (с. 34).
Tags: Терц, постмодерн.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments