August 16th, 2012

Сергей Сумин

Одно старое интервью...

В сентябре должна пояиться моя первая официальная книга "Слова и мёд"... Не могу сказать, что это нечто важное, но все-таки! Листал архив и обнаружил интервью, напечатанное в апреле 2005 года в газете "Волжский Университет", которая представляло заведение, в котором я тогда работал методистом.
Я решил его здесь Вам представить! Может, кто-то заинтересуется...

Да, там еще три стишка есть.



И С К У С С Т В О У С К О Л Ь З А Н И Я


В литературе нет проторенных путей. Каждый, кто начинает писать – всегда первопроходец и одинокий путник. Для поэзии не слишком важны профессия, статус в обществе или политические пристрастия. Главное – ощущение себя в слове, органичность и естественность написанного. Сегодня мы решили познакомить вас с творчеством тольяттинского поэта Сергея Сумина, который работает старшим методистом отдела довузовской подготовки ВУиТ.


- Сергей, как и когда вы начали писать?
- По-моему, все началось с чтения. Я всегда читал очень много, а лет и 17-18 поэзия стала основным потрясением и радостью жизни. Сам начал пробовать писать, лет, наверное, в 20. Первые опыты были, конечно, просто чудовищными, но через какое-то время я осознал – это уже интересно, художественно. Пишу и рассказы, и эссе, однако основа моего существования, безусловно, поэзия. Вообще-то я думаю, что литературное творчество – самая интересная и чудесная вещь на земле. Говоря о писании, я всегда употребляю слова: счастье и надежда.
- Но не думаете ли вы, что поэзия в каком-то смысле – всегда революция, вызов существующему порядку вещей?
- Это, наверное, так, если не смотреть на остальные формы бытования литературы. Европейцы ( Рембо, Траклл, Маринетти) бросают вызов обществу, обличают его пороки и клише поведения, однако на востоке совершенно другой подход – там от поэзии требуют гармонии, красоты, понимания космических законов связи всех со всеми. Сейчас я, пожалуй, больше склоняюсь к мысли, что поэзия – наиболее явный факт Откровения, данного через слово.
- Ваши литературные предпочтения?
- Я люблю поэзию « серебряного века», творчество И.Бродского, Л.Губанова, из ныне живущих назову три имени: Виталий Кальпиди, Елена Фанайлова, Дмитрий Воденников.
Проза для меня – это В. Набоков, А.Платонов, Х.Кортасар, М. Кундера.
- Что происходит с литературой в нашем городе, и есть ли таковая здесь вообще?
- Конечно же какого-то бурного, яркого и полнокровного литературного процесса в нашем городе нет. Зависит это от многих обстоятельств, о которых не здесь и не сейчас. Однако талантливые, оригинальные писатели и поэты в нашем городе есть. Я возможно, и не целиком владею информацией, но 10-15 ярких, абсолютно не провинциальных авторов
в Тольятти живут и творят. Люди эти мало кому известны, однако это нисколько не умаляет достоинств их произведений.
- Вы сами занимаетесь рекламой собственных творений, как-то «продвигаете» свои стихи?
- Я покривлю душой, если скажу, что человек пищущий не хотел бы публиковаться и выступать перед людьми с чтением своих стихов. Все это есть, однако пишу я, как бы это не прозвучало, все-таки для самого себя. Это моя внутренняя потребность, счастье, поиск смысла. Не нужно думать, что я совсем замкнулся в себе – просто то, что любят мои современники, вызывает у меня ощущение, что тихая, красивая музыка стиха вряд ли будет услышана ими. Я предпочитаю печатать самиздатом тоненькие книжечки своих стихов и рассказов и раздавать их друзьям.
- Но, наверное, вы выступаете с чтением своих произведений? Где и когда их можно услышать?
- Последние 2-3 года я выступал перед публикой крайне редко. Однако сейчас я стараюсь быть более активным в этой сфере. Недавно состоялось достаточно удачное выступление трех поэтов (С .Сумин, А. Князев, Айвенго) в театральном центре Голосова-20. Есть идея выступить перед студентами ВУиТа в марте этого года. Я и мои друзья-поэты прочтем свои стихи и миниатюры, а затем попробуем организовать нечто вроде диспута о современной литературе.
- И последний вопрос, Сергей, над чем вы сейчас работаете?
- Планов много, и все они сегодня связаны исключительно с прозой. Нужно довести до конца работу над двумя книгами прозаических миниатюр. Поэзии уделяю времени чуть меньше, однако к маю должен закончить цикл, который будет называться «Искусство ускользания». Ускользания от чего? Наверное, от всяческих банальностей, клише, навязанных представлений и тяжелых мыслей. Поэзия – ветерок, легкий утренний бриз на воде.


****

смотреть на утренний пейзаж
потом забыться ненароком
и постепенно выйдет боком
свободы вяжущая блажь

открытый мир и на краю
резвятся ангельские тени
они ревнивы в самом деле
я неохотно говорю

молчать же проще и верней
«Дао дэ цзин» не пролистаешь
где тело где душа – не знаешь
и солнце греет все нежней

читаю книгу и покой
вмещает и меня и книгу
как будто суету отринув
уходит все за строем строй

2004г.

****

память – соцветие и осыпает цвет
жизнь ледяна на ощупь ( и даже свет)
лунные камни уснули в гулкой груди
ласка рассвета как белые корабли

хлещет по сердцу волна истончаемой лжи
но карабины отравлены и паруса свежи
лодки времен - хранилища слабых плеч
это свобода (она опускает меч)

грудь снегирей и крошево воробьев
красной водой полнится до краев
память – соцветие и пусть она сохранит
наших слепых нелепых сердец гранит

пылкая страсть ложится на тетиву
но серебро не различить в снегу
память – соцветие и медленная пчела
пьет мое пламя до следующего утра

2001г.

****

замысловатый контур ночи
бумага источает ложь
мерцает мучает и точит
как дрожь

горит небесное зерцало
и отражает лунный свет
я думал что скажу немало
но нет

чуть остывая и блефуя
припоминая чей-то пыл
лишь повторю тебе: живу я
как жил

не призван или не засчитан
в реестры звездной чехарды
бумага на которой выткан
не ты

замысловатый контур неба
и света странная игра
я отломил кусочек хлеба –
пора!
2003г.