June 24th, 2011

Антология независимой литературы Тольятти-2.

Всем привет!

Продолжаю публиковать авторов Тольятти для антологии..
Нынче - Лада-дождь.

Лада-дождь.

Родилась в 1967(?) году. Писала под несколькими псевдонимами, в частности, Эллада-дождь. Окончила музыкальную школу. Автор более 1500 стихотворений, из которых опубликовано около 20. Стихи свои объединяла в циклы от 10 до 30 стихотворений. Автор романа «Страсти по Люциферу».


*****
Во чреве Тольятти, где новый Акрополь стоит
Не мы повстречались, не мы разойдемся с оглядкой
Да, здесь не столица, но ты оцени габарит
На три человека в троллейбусе – две пересадки.

Зачем уезжать, здесь не Сочи, но все же, мон Шер
Телец золотой не плодится, но жарится точно
На пузо твоих сбережений всегда акушер
Найдется, поверь, и припрячь свои нюни в платочек.

Любовь как подкидыш игрушек не просит уже
А грязные хроники – общенародные сказки
Здесь сердце открыть все равно, что пройтись в неглиже
Дома на ветру словно камни на острове Пасхи.

Живые машины – заходим в свои гаражи.
Людей не поймешь, то ли жулики, то ли святоши.
Во чреве Тольятти накаркают сколько нам жить
Вороны на свалке. Подкормишь – накаркают больше.

2000г.


*****

Мой милый друг, в Тольятти скукотища
Монмартр пуст, у Нотр-Дамма нищие
Под видом обеспеченных людей.
Жду от тебя любовных новостей.

Мой милый враг, в Нью-йорке все как прежде
И сердце благодарно лишь надежде
Не встретиться с назначенной судьбой
Живите с тем, с кем спите, дорогой.

Мой милый Некто, будущий Никто.
В Шанхае дождь, китайцы отсырели
Я слышала Вы живы, неужели?
Куда писать? – Живому от живой.

2000г.


*****

Когда проснется и откроет глаз
Алмазный свой дракон в холодном сердце
Все боги вспомнят, может быть, о нас
И мы сойдем с гондолы у Венеции.

Тогда взойдет погасшая звезда
В моих стихах, набросанных вслепую
Разрушенные встанут города
Когда я их в пространстве нарисую

Тогда не мы, а кто-то вроде нас
Найдет друг друга и забудет снова
Но из груди моей дракона глаз
Увидит все и ничего мирского

Где хлопнет дверью небо в вышине
Дожди омоют осени глазницы
Растопит страсть жемчужину в вине
Мы будем вместе, ну и что, что птицы…

2002г.



*****

Боль как наркотик и просит усиленной дозы
Выдержишь? Нет? – как рулетку все вертишь вопрос
Солнце распустит свои оголенные косы
Ветра гекзаметр чертит снегов альбинос

Как попугай те же цифры мои повторяют
Не золотые часы. Бесконечны следы
Всех уходящих друзей и слеза изучает
Кожи ландшафт и разбросанный почерк морщин

Выдержишь? Нет? Ведь когда-нибудь будет – второе.
Брак в дозировках любви не всегда исправим
Время придет – сам себя ты оставишь в покое
Выдавив капельку боли на лист для других.

2001г.



*****

Я плачу стихами, как звездами небо. В крови
Рождается жизнь, как волчок спотыкается глобус
О школьные пальцы ребенка. Фрегат на мели.
Политики шухер. Поставлен в хрусталь гладиолус

На пир Мнемозины не прошены, в доме одни
Живут зеркала, и гостей с подозреньем встречают
И страх прозябанья нас больше, пожалуй, роднит
Чем вкус поцелуя и чашка остывшего чая.

Мы ищем источник в глазах ненаставших друзей
Врагов создаем по своим ненаглядным подобьям
Я плачу стихами, чтоб было любви веселей
Бить наши сердца и учиться писать на надгробье.

Зевок пустоты, тихий кашель уставших дверей
Судьбы седина словно соль на поверхности хлеба
И с каждым паденьем мне кажется небо родней
И с каждым ударом мне кажется сердце бездонней.

2001г.


*****

Ни хворь ветров, ни ветошь поднебесья
Присутствие мое не осквернит
Мой замок сделан вовсе не из теста
И не съедобен разуму толпы
Я чту дискриминацию инстинктов,
Повышенный судьбы гемоглобин
Поэзия в разорванных ботинках –
У бездарей ей денег не просить.
Но скромный быт лишь с виду подневолен
Похмелья вдохновенье не дает
И каждый, кто моим талантом болен
Кусочек сердца моего крадет.
2001г.


*****
За блюзом джаз, за Бахом Паганини
В гареме гамм не так уж много нот
Под музыку танцуют свет и тени
Скрипичный ключ. Искусственный народ
На нотном стане жительств не меняет.
Где композитор дал, там и живут.
Органа чуть охрипшие гортани
Выводят звуки птицы Гамаюн.
Скрипит пюпитр. Крыльями клавира
Махает жизнь, не в силах улететь.
И женщина в брильянтах и сапфирах
Выходит песню Сольвейг франтам петь.
Гармонию сорвут аплодисменты
Как варварские выкрики солдат
Войны Троянский, в панцири одетых.
И снова форум хаосом объят.
2001г.

******

В этом взгляде с мягкостью волны
Океана нераскрытой страсти
Чувствую движение луны,
Влажность поцелуя у запястья
В этом взгляде криком воронья
Сбудутся шептания соперниц
В этом взгляде небом полынья
Кажется от запаха везенья
Этих взглядом грежу наяву
С этим взглядом в полночь засыпаю
Эти взглядом все еще живу
Четки дней рукой перебирая
В этом взгляде прошлое зовет
В этом взгляде будущее плачет
Жаль что тот кто этот взгляд сдает
Как бутылку из под пива – значит
Очень мало в прочем для меня
Кажется что этот взгляд украден
У другого. Выкидышем дня
Прохожу по плоскости горсада.
2000г.


******
Туда куда сердце зовет не доходит и ветер
И глупо опять наугад тормозить поезда
На станции судеб. Событий холодные сети
Тебя, мотылек, не отпустят уже никуда.
Свечами созвездий, телами предметов ненужных
Как кожей прикрыты желания новой любви
Три слова по факсу… и осень застынет конфузно
И пальцем дождя по стеклу проведет: «Се ля ви».

2001г.

******

Здравствуй, вовремя пришедший
Мы до винтиков похожи
В доме двое сумасшедших
Блок и зеркало в прихожей
Мы не скрестим руки-шпаги
И вино давно прокисло
Скифы строк на дне бумаги
Жгут костры масонской мысли
Жизнь – бессмертия починка,
Вянет шницель на посуде
Личность – совести личинка
Скоро бабочкою будет.
2000г.


*****
Не встретились… Остались незнакомы.
Обмен имен нарушен на земле
Обетованной выпущенной кровью
Чужой любви и залежами стен.
Не поиграли в прятки ни с судьбою
Ни с провиденьем в казематах дней
Насущных, непотребных. Бог с тобою.
Со мной – не вижу кто, – другим видней.
Влюбились понаслышке. По Платону.
Как два материка переплелись
Две памяти. И змеями Гаргоны
Лучи звезды погасшей пронеслись.

2000г.

******
Отпусти свои грехи, дай свободу им и хлеба
Орган, пишущий стихи расположен в центре неба.
Грейтесь ветры у костра, месяц вырезан из бивня,
Гениальное всегда так светло и примитивно.
Прима радостей души, чувства черствая подачка.
Жизнь со вкусом дотащи, сердца временная тачка.
Ставка градусов в вине, ночь – патрон в закрытом тире.
Тот, кто вспомнит обо мне - станет мною в этом мире.

2001г.