March 28th, 2011

"Письмена листвы"

Еще один текст из новой самиздатской книгой:




Краткое описание
двенадцати утраченных картин
Рене Магритта.

Наследники Кафки. Происшествие с господином К. Следуя в своем нелепом мешковатом костюме по хрустальному мосту, обнаруживает вечность в основании несущих конструкций. К. курит, глядя прямо в зрачки случайному зрителю его находки. Внезапное желтое наплывание в углу картины в виде облачка детской памяти.

Невыносимое желание. Город, будто застывший в приветственном жесте. Внимание зрителей торжествует, но безмолвствует. Лабиринты античных колонн и террас, увитых черным виноградом, но если обнаружить ключ-разгадку, то город откроется встречному порыву страсти.

Нерезкие движения. Явно незавершенный пейзаж обрывается внизу картины – зияющей темнотой и туманом. Но и в том, что можно разглядеть, чего-то недостает – то ли леса, то ли дворца? Приглядевшись,
можно увидеть необарочный бифштекс с зеленым горошком медлительности.

Женщина и лето. Лето, парящее внутри осени, томится плотским желанием, порожденным внезапно появляющейся обнаженной женщиной, красноречиво вдыхающей чистейший воздух живописи. Звери и птицы, кажется, вовсе не против соседства с Караваджо.

Пришествие сна. Чуть замедленный прыжок льва, из пасти которого рождается двухмесячный носорог с явными вторичными признаками механического пианино, играющего тут же возникающую
мелодию.

Метаморфозы воды. Ровная гладь океана с пальмами, растущими в центре. Мы наблюдаем рыбу, на наших глазах превращающуюся в мужчину, начиная с головы, который, обернувшись, видит свою фиолетовую тень женщины.

Ворон. Книги и статуэтки разбросаны повсюду в полутемной комнате с черно-красным полом. На ветхом шкафу ворон из стихотворения По предсказывает следующую за ним эру маленьких страшных
коробочек, имеющих явное происхождение в кинокартинах Линча.

Ясность разрушения. Внезапно разбуженный жираф мечется по ярко-рыжей от огня саванне, явно не замечая огромных створок ракушки, глотающей все приближающееся. В специальный карман сложена призрачная возможность бегства-спасения.

Дхарма летного дела. Одинокий летчик в красной тибетской шапке бродит между прекрасных пагод и высоких фонтанов, перечеркивая некоторые из них инструкцией по самолетовождению. В его правой руке – нефритовые четки, а в левой - сломанная веточка вербы и сухой лист кипариса.

Иерусалим весной. На максимально близком расстоянии мы видим серию летящих бумажных пуль, превращающихся в тюльпаны за секунду до столкновения со стеной плача, на которой корявыми буквами начертаны первые семь букв арабского алфавита.

Левитация света. Бронзовая статуэтка Лао Цзы в даосском монастыре, чуть приподнявшись на корточках, наблюдает за тремя монахами, которые неверно толкуют строку трактата «Дао дэ цзин» и, чтобы не слишком обозначать свое присутствие, трижды тихонько хлопает одной ладонью.

Сущность дерева. Воздух, издали схожий со свинцом, растворен в утреннем свете. Голландия времен Брейгеля Мужицкого, но без снега и воды. На высоком холме старый бук тянет ветви в сторону зрителя, а на кончиках его ветвей – человеческие пальцы.

Январь 2011г.

Модерн Самары, но в какой сохранности?

Вот читал о модерне Харькова, там власти настолько круто взялись за реставрацию, что восстановили почти в первозданном виде около 40 зданий. Вот бы Самаре так:

Пока же радует то, что начали реставрировать Синагогу(арх.Клейнерман). и особняк Курлиной(Арх. Зеленко). Остальное - стоит под бременем времени: